Нохчийн «наьрт-аьртхо»

Как «Вася-Чечен» не стал евреем. Выбирая между карьерой и народом, легендарный баскетболист предпочел остаться чеченцем.

Презентация книги «Гигант баскетбола» Саида Бицоева, посвященная легендарному советскому баскетболисту чеченского происхождения Увайсу Ахтаеву прошла 27 мая в Москве.

Ахтаева называли сильнейшим баскетболистом мира, хотя звучных титулов он не имел. Матчи с его участием собирали огромные стадионы, при этом судьба не была к нему благосклонна. Сначала ссылка, полуголодное детство, сложные отношения с властью, видевшей в нем не великого баскетболиста, а прежде всего представителя «наказанного народа».

Но в середине прошлого века его появление способствовало буквальному взрыву интереса к баскетболу на всем пространстве бывшего СССР. Блестящий центровой запомнился миллионам людей не только исполинским ростом – 2,38 метра, но и своей уникальной игрой и артистизмом.

Майкла Джордана считают лучшим баскетболистом в мире. В каждом матче ему удавалось добывать для своей команды 50-55 очков, это пятьдесятпроцентов попаданий за игру. Но мало кто знает, что в действительности рекорд в личном итоге принадлежит Увайсу Ахтаеву, который имел в среднем до 70 процентов попаданий в каждом матче.

Говорят, когда один американский баскетбольный специалист увидел игру Ахтаева на арене Лужников, он в сердцах воскликнул: «Как жаль, что мир не увидел этого парня! У нас в NBA он стал бы звездой первой величины!».

Ахтаеву не то, что не позволили бы играть в Америке, его даже запретили брать в сборную Советского Союза, только потому, что он являлся представителем депортированного народа.

«Офицер в приемной объяснил ему, как поздороваться, как отвечать на вопросы наркома. И вообще, как себя вести.

- Ты кто по нации? – грубовато спросил Лаврентий Павлович, как только Увайс переступил порог кабинета.

- Я чеченец, – ответил он как можно спокойнее.

Берия внезапно вспылил.

- Нет такой нации! Забудь, что ты чечен! Ты еврей! Еврей! Твоя фамилия Копелевич!

И чуть успокоившись, продолжил:

- Ты, как и твой отец, как все ваше чеченское племя, осужден советской властью на вечное поселение как «враг народа». Не важно, что ты был мальчишкой, сколько тебе было лет, важно, что ты – чеченец. Поэтому за границу выпустить мы тебя не можем. Предлагаю принять другую фамилию и другую национальность. В этом случае тебя ждет участие в Олимпиаде и карьерный рост. Паспорт тебе скоро выдадут и беспрепятственно уедешь с командой!»

Но Ахтаев не отказался ни от своей фамилии, ни от своей национальности. Попросив у Берии разрешения посоветоваться с матерью, Увайс на следующее утро улетел из Москвы в Алма-Ату.

Выдающийся советский баскетбольный тренер Александр Яковлевич Гомельский в одном из своих интервью сказал:

«В том, что на чемпионатах мира и Олимпийских играх преимущество постепенно стало переходить к советской команде – в этом тоже огромная заслуга таких игроков, как Ахтаев и Круминьш, с появлением которых наш баскетбол сделал резкий качественный и количественный скачок. Они заставили тренеров выискивать и специально готовить гигантов, без которых прогресс был просто немыслим».

В быту у баскетболиста-великана было не мало проблем. Он не помещался ни в один общественный транспорт, в его автомобиле было изьято переднее сидение, дома спал на специальной трех-метровой кровати. Когда Ахтаев в сопровождении супруги выходил в город – посмотреть на «Васю-Чечена», так называли Увайса, сбегалась вся детвора.

Сам спортсмен очень стеснялся своего огромного роста. «Увайс очень тяготился своей громадностью. Тем что не может пройти по улице незамеченным и всегда сутулился, чтобы казаться чуточку ниже. Если во время медосмотра приходилось называть рост, то обязательно приуменьшал его на несколько сантиметров», – описывает его в книге Бицоев.

К сожалению, не только произвол спортивных чиновников, но и физическое состояние Ахтаева не позволили ему надолго задержаться в баскетболе. Он перестал играть после обнаружения у него сахарного диабета в 1957 году.

Через два года Увайс переехал в Грозный, где работал старшим тренером мужской и женской сборных Чечено-Ингушетии по баскетболу.Скончался Ахтаев в 1978 году, в июне. Перед смертью он просил, чтобы его могильный холмик был не большого размера: "При жизни люди очень досаждали, глазея на меня. Не хочу, чтобы это продолжалось и после моей смерти”, – говорил он.

Идея написать подробности о судьбе Васи Ахтаева зародилась у Бицоева еще в 80-е годы, когда в столичной газете вышла сенсационная статья о первом гиганте мирового баскетбола. На сбор материалов о жизни и спортивной карьере незаслуженно забытого спортсмена у автора ушло несколько лет.

Он объездил пол страны от Казахстана до Прибалтики, чтобы узнать подробности из биографии Увайса Ахтаева. Многочасовые разговоры с его соратниками, друзьями, родными, воспоминания тренера, супруги спортсмена вылились в интересную двухсотстраничную книгу с уникальными фотографиями. Труд Бицоева – это неоценимый личный вклад в историю советского и российского спорта.

Как справедливо заметил один из гостей презентации Лема Шахбулатов (газета «Жизнь»), в таких книгах должны быть заинтересованы, прежде всего, министерства культуры и спорта, и выпускать их нужно многотысячными тиражами. Ахтаев является гордостью не только чеченского народа, но и всей страны.

Нохчийн Республик

Йойзуш йолу керланаш

Нохчийн мотт хьоьху студи

Юридически консультацеш

Членстван анкета

Соьлжа гiалан радио

Кхолламаш

Йойзуш йолу теманаш