Тамара Сангариева: "Воскресная школа – большая заслуга чеченской диаспоры"

02 апреля 2013 | 21:00
Дагавалар:

Тамара Заиндиновна  Сангариева – преподаватель чеченского языка в киевской воскресной школе. Она обучает детей, в основном чеченцев, письменности, грамматике родного языка, рассказывает об истории, традициях своего народа. О том как проходят уроки в воскресной школе чеченского языка, Тамара Сангариева рассказала корреспонденту ИА УММА.

- Тамара Заиндиновна когда в Киеве открылась воскресная школа чеченского языка? Скажите, пожалуйста, сколько слушателей в этой школе? - Первый наш урок состоялся 3 марта этого года. Слушателей школы насчитывается 37 человек. В младшей группе 21 ученик, а в старшей – 16.  В целом, у нас обучаются дети от 4 до 27 лет. В первую возрастную группу входят дети от 4 до 12-13 лет, во вторую – от 12 -13 лет до 27 лет. Часто из одной семьи ходят по несколько человек. К нам, можно сказать, ходят семьями обучаться.

- Насколько мне известно, среди учеников воскресной школы  есть слушатели не чеченской национальности. Чем они мотивируют свое желание изучать чеченский язык?

- Напрямую я никогда об этом их сама не спрашивала. По их собственным рассказам, интерес к чеченскому языку вызван наличием у них чеченских  друзей. Они немного знакомы с чеченской культурой, им нравится язык. Хотя им и тяжело, однако они прилагают усилия для изучения языка.

- А сколько таких слушателей?

-В старшей группе два человека –  Анастасия Ш. и Виктор А. Правда, Виктор также посещает и занятия младшей группы ради большей успеваемости. На занятия приходят две молодые девушки, которые изъявили желание просто присутствовать на уроках.

- Вам не тяжело работать с учениками разного возраста? -

Да, тяжело. Ученики старшей группы воспринимают информацию иначе, чем слушатели младшей группы. По этой причине учащиеся и были поделены на две группы. Каждой из них я стараюсь довести урок в соответствии с их возрастной категорией. Мне было бы тяжелее, если бы не одно смягчающее обстоятельство – я по натуре очень люблю детей. Я действительно получаю удовольствие от этой работы и чувствую, что детям тоже нравятся наши уроки. Они хотят учиться, даже не разбегаются сразу после уроков.  

- На чем базируется программа Вашего обучения? В школе отдается предпочтение изучению грамматики языка или его разговорной речи?  

- Грамматике –  мы на каждом занятии учим чеченский алфавит. В отличие от русского, в чеченском языке 49 букв. Хочу заметить, что наши уроки проходят не как в обычной школе, где учат писать и читать. На каждом уроке я рассказываю поучительный рассказ, пословицу, рассказываю об истории чеченского языка, письменности. Ведь эти дети живут далеко от своей Родины, они нуждаются в таких знаниях. У них возникает много вопросов, а если у них они есть, значит, они интересуются занятиями.

- Я правильно понимаю, что пока как старшая, так и младшая группы изучают только алфавит?

- Правильно, пока мы учим буквы. Ведь не выучив их, мы не сможем читать. Мы уже почти заканчиваем алфавит. Стараемся выучивать по две буквы за урок, и закрепляем их повторением.

- Скажите, пожалуйста, сколько длится урок в воскресной школе?

- Один час пятнадцать минут. После урока в младшей группе сразу же начинается урок в старшей.

- Тамара Заиндиновна, а скажите, чеченский язык сложный?

- Чеченский язык сложный. Он сложен даже для чеченцев. В чеченском языке много значений. Все слова здесь делятся на две большие группы: класс человека и класс вещей, т. е. всех других слов. Каждому классу присущ свой вспомогательный глагол-связка ву (йу, бу, ду), есть в единственном и во множественном числе. Если неправильно использовать ту или иную глагол-связку, то собеседник вас может и не понять. Однако наш язык очень нежный, прекрасный, богатый. Если я перевожу какой-нибудь  текст на русский, то я не могу передать всю красоту чеченского языка. Он сложный, но красивый.  

- Какую бы оценку Вы дали вашим ученикам? Как оценили бы их успеваемость?

- Они все очень сильно стараются. Если мне даже что-то не понравилось или ученик допустил ошибку, то я никогда не устыжу его, а предпочту сделать аккуратное замечание. Они достойны похвалы уже за то, что посещают воскресную школу. Их успеваемость я бы оценила на твердую четверку.

- Какие учебные материалы используются в обучении?

- Обычная чеченская азбука – Абат, но мы также очень нуждаемся в русско-чеченских разговорниках.

- А как дети  посещают занятия?  Им естественно нелегко, учитывая, что они посещают и обычную школу. Число слушателей не уменьшалось?

- Наоборот, число учеников прибавилось. На первых занятиях было меньше учеников, чем сейчас. За последние два урока к нам прибавилось еще  пять детей. Ходят дети, которые вначале стеснялись прийти из-за того, что не знали языка, однако потом решились. Вы знаете, я считаю, что не стоит стесняться изучать родной язык, в таких вопросах не стоит загонять себя в возрастные рамки . Обучения никогда не надо стесняться, независимо от того, что ты учишь.

- Расскажите, пожалуйста, про свой преподавательский опыт?  

- Я преподавала в школе в Чечне, работала в частной школе около двух лет, но, как я уже говорила, преподавание чеченского языка там отличается от обучения языку в Украине. Ведь здесь дети живут в не чеченском обществе, они ходят в украинские школы, многие дети не могут правильно выговаривать гортанные звуки, для них легче изучать украинский или русский языки. Если в Чеченской Республике школьникам знакомы слова и буквы, которым их обучают преподаватели, то здешних детей я обучаю новым словам, правильному произношению.Та методика, что используется там, не полностью подходит к нашим условиям.

- Тамара Заиндиновна, как Вы оказались в Украине, и какие были первые впечатления от страны и народа?  

- Мы вынуждены были выехать из Чечни в связи с военными событиями. Приехали  сюда на короткий срок, думая, что это временно, но уже как 14 лет проживем здесь. Горечь войны помешала мне осознать всю красоту Украины. Я жила тревогой о Родине своем народе. Такое было время. Сегодня  я могу сказать, что я полюбила простоту украинского народа, его миролюбие, доброту, отзывчивость. На уроках в воскресной школе я стараюсь передать детям уважение к украинскому языку, культуре.

- А как строилась Ваша жизнь в Украине?

- Мы с мужем и сыном приехали в город Белая Церковь, потому что здесь  у нас были знакомые, родные. С течением времени мы обустроились в этом городе, начали работать, ребенок пошел учиться в местную школу. У нас не было никаких проблем с местным населением, появилось много хороших друзей, добрых соседей. На выпускном вечере моему сыну, единственному чеченцу в классе, предоставили право прочесть "клятву украинца".

-То есть в Украине Вы не встретили негативного отношения к чеченской национальности?

- Я Вам расскажу одну историю из нашей жизни. В связи с тем, что мы добивались получения вида на жительства в Украине, соседи должны были предоставить в соответствующий орган характеристику о нас. Про это мы сами не знали. Эти характеристики нам надо было сохранить на память. Они были настолько душевными, искренними, теплыми, что их действительно стоило сберечь. Если я даже отсюда уеду, то дружеские связи, которые у нашей семьи завязались с украинцами, никогда не оборвутся.

- Тамара Заиндиновна, какой была Ваша жизнь в Чечне до военных действий? Где Вы там жили, как проходили школьные годы?

- На долю моего поколения выпала жизнь в военное время. Когда в 1990 г. мы окончили школу, весь выпускной класс вышел на экскурсию, на природу, под горы, которые необычайно красивые и цветущие. На листах бумаги мы написали наши желания на ближайшие пять лет, затем их всех собрали и положили их в бутылку. Закопали ее. Каждый из нас написал  о своей мечте. Мы договорились встретиться  через пять лет, откопать эту бутылку и посмотреть, у кого сбылись мечты. Но, ни у кого ничего не сбылось, многих не стало. Мы закопали свои детские мечты, а может и детство… Наша встреча выпускников произошла спустя двадцать лет, я уже была в Украине.  Я присоединилась к ней по скайпу. Собралось полкласса, половины не осталось в живых… Мы решили оказать помощь детям тех одноклассников, которых забрала война. А выросла я в селе Рошни-чу, Урус-Мартановского района. Это очень красивое место, расположенное у склона  гор. Когда в детстве к нам приезжали и говорили, что мы живем в раю, то я удивлялась. Для меня эта природа была привычной. А любовь, как известно, измеряется километрами, чем дальше я оттуда, тем больше я это все ценю. Когда я пошла в первый класс, я уже знала всю школьную программу за первый класс, так как я самостоятельно учила все, что  учили мои старшие сестры. Спустя месяц меня перевели во второй класс, где я была самой младшей. После возвращения со школы наш отец всегда интересовался моими оценками. Я получала по 4-5 пятерок. После сдачи экзаменов по чеченскому языку меня оставили в классе, чтобы я помогла другим ученикам сдавать экзамены.

- А у вас большая семья была?

- Да, я выросла в большой семье. Нас было пять девочек и два мальчика. Родители нам всем дали высшее образование. Они были тружениками. К примеру, отец после тяжелого рабочего дня всегда проверял наши уроки, общался с нами.  После окончания школы мне дали направление в Педагогический институт, на факультет чеченского языка. В те времена в чеченских школах было 5 уроков русского и максимум 2 урока родного языка. Ощущался недостаток кадров преподавателей. Однако я хотела изучать иностранный язык, и я подала документы на факультет французского языка, но  не смогла поступить, так как  в школе нам не преподавали, ни один иностранный язык.  После этого я начала работать в своей родной школе учителем чеченского языка. Через год в 1992 г. я подала документы и успешно сдала вступительные экзамены в Чечено-Ингушский педагогический институт (г. Грозный). Будучи студенткой, я вышла замуж. В 1994 г. начались первые военные действия. Потом была война, мы вынуждены были покинуть Чечню вместе с маленьким ребенком, и перебрались в Украину. Когда нашему сыну исполнился год, мы вернулись на Родину.  Однако во время второй чеченской кампании мы вновь покинули Чечню, чтобы буквально на короткое время переждать эти события. Однако судьба распорядилась иначе, и мы уже 14 лет проживаем здесь.

- Тамара Заиндиновна, как Вы пришли в воскресную школу?

- Преподавать в воскресной школе меня пригласил председатель правления всеукраинской организации "Диаспора чеченского народа" Садаев Салман, так как в Белой Церкви я в индивидуальном порядке обучала детей чеченскому языку. Я решила попробовать. С детьми  у меня сложились добрые отношения, появилось понимание. Я  очень люблю детей. И я с удовольствием работаю с ними.

- Помимо преподавательской деятельности, Вы работаете во Всеукраинской Организации "Диаспора чеченского народа". Как чеченская диаспора помогает работе воскресной школы?

- Создание этой школы – безусловна, заслуга чеченской диаспоры. Достойные сыновья  своего народа решили основать такую школу.  Я хочу выразить огромную благодарность тем, кто воплотил этот проект в действительность. Воскресная  школа – большое вложение чеченской диаспоры, для подрастающего поколения - будущего Чечни! Это большой взнос в дело сохранения нашего культурного наследия.

- Спасибо за интервью!

- Вам спасибо.

Дагавалар:

Тера интервью

Нохчийн Республик

Йойзуш йолу керланаш

Нохчийн мотт хьоьху студи

Юридически консультацеш

Членстван анкета

Соьлжа гiалан радио

Кхолламаш

Йойзуш йолу теманаш